АРХИВНЫЙ ШИЕС

АРХИВНЫЙ ШИЕС

УНИЖАЙ МЕНЯ!

Государственный архив Архангельской области (ГАОО) — потрясающий пример того, как под руководством сразу нескольких директоров ГАОО на протяжении 19 (!!) лет от граждан были закрыты почти все популярные генеалогические фонды — и граждане на это соглашались и платили архиву, чтобы сотрудники архива составляли им генеалогические справки.

Это не проблема зданий, это проблема этики, а ещё — проблема бедного, дотационного региона, у жителей которого отобрали почти все, в том числе — право на собственную историю, и, самое страшное, что люди с этим согласились, а представители местной интеллегенции, большие любители поднять рюмочку «за поморов и поморскую культуру» 19 лет делали вид, что ничего не происходит.

Борьба за фонды Архангельского архива началась ещё в 2012 году.

Вот фрагмент статьи знаменитого в нашем деле журналиста Георгия Рамазашвили, (именно благодаря его серии статей в 2003 году, из которых самая известная «Искусство секретить портянки», началась хоть какая-0то либерализация ЦАМО РФ), фрагмент статьи 2011 года, когда я ещё не знал о существовании ГААО. Директор Архангельского архива В.К.Ананьин был экспретом в известном деле Супруна (историк М.Н. Супрун обвинялся в том, что переправлял на Запад карточки на немецких военнопленных, осуждён был за нарушение неприкосновенности частной жизни). В.К. Ананьин «экспертировал» против него. По мнению Георгия Рамазашвили вот по какой причине:

Другим экспертом оказался директор (ГААО) В.К. Ананьин. В 1992 г(оду) он окончил Вологодский молочный институт. С 2003-го Ананьин работал главным инженером (ГААО), а в 2005-м его неожиданно назначили директором.

Перед Ананьиным профессор Супрун провинился тем, что не согласился с директорской методикой обучения будущих историков. Студенты, проходившие в архиве практику, жаловались на то, что их заставляют «перебирать пачки», вместо того чтобы позволить изучать документы. Понимая, что толку от такой «практики» мало, Супрун обратился к Ананьину с предложением: «Давайте оцифруем несколько фондов — в частности, фонд губернатора, затем полиции. Мы пришлем в архив студентов вместе с необходимой для оцифровки аппаратурой, но с условием, что университету предоставят копию диска».

Предложение было продиктовано тем, что студенты не успевают поработать в читальном зале — архив закрывается как раз к тому времени, когда у них завершаются занятия. Речь шла о документах только XIX века, поэтому никаких сложностей с доступом к соответствующим фондам не должно было возникнуть.
Однако это не помешало Ананьину, когда на профессора завели дело, заявить следователям, что, дескать, Супрун хотел копировать фонд для переправки за рубеж. (Источник nlobooks.ru/node/2922 )

 Рамазашвили не преувеличивал, вот официальная трудовая биография бывшего директора ГААО В.К. Ананьина.

12.1983 – 08.2003 Главный инженер птицефабрики «Архангельская»
08.2003 – 12.2005 Главный инженер, начальник отдела материально–технического снабжения, эксплуатации и обслуживания зданий ОГУ «Государственный архив Архангельской области»
12.2005 – наст. вр. Директор ГБУАО «Государственный архив Архангельской области»

Потрясающий карьерный скачок, не правда ли? Однако не В.К. Ананьин начал принимать решение о закрытии фондов. Это сделал его предшественник Н.А. Шумилов, который как раз был профессиональным историком и прекрасно понимал, что он делает.

Далее идёт выписка из официальных документов, предоставленных прокуратурой Архангельской области.

В июле 2001 года комиссия в составе Корнеевой О.И, Дорофеева В.Н. Хорова С.Б. Первухина Н.А. Хрушкой Л.Н. и Конюшевской Г.Ф собралась, чтобы утвердить «Протокол № 6 «Об отнесении ревизских сказок, духовных росписей, метрических книг и обывательских книг к особо ценным документам.В нём читаем:

О выявлении особо ценных уездных земских собраний и уездных земских управ Вологодской губернии доложила Первухина Н.А. зав. архивохранилищем. Фонды интересные, раскрывают деятельность земских управ и собраний(…) Особо ценных дел не выявила.

Дальше, в ходе выступлений всех упомянутых выше лиц, особо ценные дела в фондах уездных земских собраний не выявлены. Тут об отнесении «сказок, духовных росписей, метрических и обывательских книг фонда 29 «Архангельская духовная консистория» к категории особо ценных дел доложила О.И. Корнеева, что и было принято.

«…рекомендовать администрации архива организовать работу по созданию страхового фонда и фонда пользования на особо ценные дела фонда 29 «Архангельская духовная консистория».

Ну да, вот, сидят зав. архивохранилищем и «рекомендует» директору архива создать страховой фонд, а между тем комиссия работала «задним числом» чтобы легализовать уже сделанное: ещё за месяц до этого — 22 июня 2001 года приказом № 043 за подписью директора архива Н.А Шумилова доступ был закрыт.

« В связи с плохим физическим состоянием метрических книг, духовных росписей , ревизских сказок, переписных листов переписей населения 1897 г и 1920 года (!) ЗАПРЕТИТЬ ВРЕМЕННО ИХ ВЫДАЧУ ДО СОЗДАНИЯ НА НИХ СТРАХОВЫХ КОПИЙ И ФОНДА ПОЛЬЗОВАНИЯ.

И директор архива и члены комиссии, создавая эти документы, прекрасно знали: денег на создание фонда пользования ни у архива, ни у администрации Области нет и в ближайшее время не будет. Именно тогда — 22.06.2001 года десятки тысяч архангельцев (жителей области) и архангелогородцев остались без знания своих корней..

В конце документов пытались «подсластить пилюлю»:

Выдавать подлинники в читальный зал ГААО с разрешения директора в исключительных случаях, при подготовке научно-исследовательских работ, книг, монографий, касающихся известных лиц, уроженцев Архангельской области.

Что такое «исключительный случай» решал, понятное дело, директор архива.

В 2004 году приказом № 42 от 24.12.2004 Н.А. Шумилов запретил выдачу в читальный зал конечно же, особо ценных периодических изданий за 1830, 1838-1915-1945 годов из-за ПЛОХОГО ФИЗИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ДО СОЗДАНИЯ НА НИХ СТРАХОВЫХ КОПИЙ И ФОНДА ПОЛЬЗОВАНИЯ. В списке почти все газеты, которые хранятся в архиве!

Это был и остаётся первый случай в истории России, когда из-за плохого физического состояния в читальный зал не выдают СОВЕТСКИЕ газеты.

В 2012 году В.К Ананьин приказом № 16 от 01.03. 2012 продлил действие приказа Шумилина до создания фонда пользования, никакого фонда пользования при этом реально не создавалось. Нет денег.

Всё это закончилось тем, что в 2014 году на ГААО подали в суд. Вместе с Центральным архивом Нижегородской области (ЦАНО) эти два архива разделили пальму первенства в новейшей истории России, как архивных учреждений, на которых подали в суд пользователи, правда, в отличие от Нижнего Новгорода, в случае с Архангельском — не местные.

Суд в своём решении Решение № М-1078/2014 2-1759/2014 2-1759/2014~М-1078/2014 от 14 апреля 2014 г. встал на сторону истца и предписал

Обязать Государственное бюджетное учреждение Архангельской области «Государственный архив Архангельской области», в срок до ДД.ММ.ГГГГ, организовать проведение работ по созданию фонда пользования архивными документами, а именно: комплексом генеалогических источников (метрических книг, духовных росписей, ревизских сказок, переписных листов переписей населения 1897, 1920 и др. годов), а также ценными периодическими изданиями за 1830, 1838 -1915-1945 г.г.).

Проблема никогда не только в деньгах, как я писал в своей предыдущей статье, если в архиве всё плохо, то это никогда не только финансовая проблема. Это прежде всего проблема кадров и того, что местное руководство, местная ситуация позволяет собрать в стенах архивах именно такие кадры.

Прежний директор ГААО Н.А.Шумилов, кстати, в 2010 году издал книгу по генеалогии «Архангельский родословец», чевствование проходило прямо в ГААО. У нас нет никаких оснований говорить, что над книгой Н.А. Шумилов работал тогда, когда был директором архива (до 2005 года),но как он получал архивный материал, который использовал в книге?

В связи с тем самым «исключительным случаем», при подготовке научно-исследовательских работ, книг, монографий, касающихся известных лиц, уроженцев Архангельской области, который нарушает Закон «Об архивном деле»?

И, что самое главное, никто же не задал этот вопрос, никто не спросил, а как так? Почему ему — можно, а мне — нельзя? Проходят конференции, чтения, доклады и никто не скажет,ребята, а это нормально, что уже 19 (!) лет почти все самые востребованные материалы по нашей локальной истории выдаются критериям, а архив, вместо того, чтобы менять ситуацию, из года в год только принимает заказы на закрытые фонды и зарабатывает на этом деньги?

Таковы нравы ПМИ, но вся эта многолетняя ситуация, достала, впрочем, даже их. Этой яркий пункт, который говорит о том, что мы позволяем делать с собой и насколько позволяем не уважать себя и свою историю.

И ПРО ДЕНЬГИ.

Вторым важным аспектом является финансовый момент:


Архивы делятся на казённые и бюджетные. Бюджетные зарабатывают деньги — себе, казённые — в бюджет и также из бюджета получают. Почти все архивы сейчас казённые, а ГААО — бюджетное. Таким образом ситуация с деньгами от ген.заказов это РЕАЛЬНО важные деньги для ГААО, однако это же и палка о двух концах, ГААО выгодно получать эти деньги, но выгодно совершенно не менять ситуацию

Впрочем, что-то менялось даже в Архангельске — в 2017-2020 годах был проведёнкосметический ремонт, заменены рамы, куплены сканеры и работа по оцифровке документов всё-таки началась. По сведениям и.о. Министра культуры С.В. Зеновской в 2019 году в ГААО было отсканировано 300 000 разворотов документов, это совсем немного, учитывая, что одно толстое дело (ревизская сказка, например), это 1000-1500 разворотов в одном деле. Отсканированные дела заносятся в компьютеры в читальном зале архива.

В декабре 2020 года наступает дата исполнения решения суда — ГААО должен открыть доступ к закрытым источникам. Уже сейчас можно сказать, что архив даже близко не успел осуществить создание фонда пользования на эти документы. Опять наступит жесточайшее противостояние, которое будет тем более жёстким, что денег у народа стало сильно меньше, а вот ситуация в ГААО теперь известна многим и эта ситуация многих раздражает.

К тому же вступил в силу приказ № 75 Федерального архивного агентства «Порядок признания документов Архивного фонда Российской Федерации находящимися в неудовлетворительном физическом состоянии (НФС)»
, который разъясняет права пользователей на ознакомление с такими документами. Приказ чётко разъясняет, что архивное учреждение принимает решение о признании документа НФС

Пользователь, не получивший затребованный им архивный документ, вправе:

  • ознакомиться с заключением, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;

  • получить информацию в устной или, по его требованию, в письменной форме о планируемых сроках и условиях устранения повреждений и/или дефектов архивного документа;

  • получить копию фонда пользования архивного документа или его части, если в заключении признана возможность ее изготовления до проведения реставрационно-консервационных работ;

  • обжаловать в соответствии с законодательством Российской Федерации временное ограничение на доступ к архивному документу, признанному находящимся в неудовлетворительном физическом состоянии.

Как мы видим, даже официальный приказ Росархива говорит о том, что пользователи имеют гораздо более широкий набор прав, чем просто «заказать генеалогическое исследование по 101143 рубля за машинописный лист (пункт 6 Прейскуранта ГААО).

ЗАВЕЩАНИЕ ГОВОРУХИНА

В завершении скажу: можно по разному относится к творчеству и жизни режиссёра С.С. Говорухина, но за месяц до смерти он лично просил главу Федеральной архивной службы А.Н. Артизова разобраться с тем, что происходит в стенах ГААО. Это официальное письмо было подписано им совсем незадолго до его смерти и было одним из последних. И хотя Федеральное архивное агентство напрямую за региональные архивы не отвечает , проблема ГААО уже давно не региональная проблема, а проблема всей страны. Проблема эта в том, что мы позволяем делать с собой и со своей истории.

Или иногда не позволяем.