«АРХИВНЫЙ ДОЗОР» НАСТОЙЧИВО ПРОДОЛЖАЕТ ОБРАЩАТЬ ВНИМАНИЕ ОРГАНОВ НА ДЕЙСТВИЯ НАЧАЛЬНИЦЫ АРХИВНОЙ СЛУЖБЫ ТАТАРСТАНА ГАБДРАХМАНОВОЙ

«Архивный дозор» не в первый раз обращает внимание органов на безграмотные и опасные высказывания и действия начальницы архивной службы Татарстана Габдрахмановой

В департамент Раиса РТ по вопросам внутренней политики

В УФСБ Республики Татарстан

Межрегиональная общественная организация «Архивный дозор» в очередной раз делает публичную попытку показать общественную и государственную опастность действий председателя Архивного комитета РТ Губдрахмановой Гузель Закировны.

Первым делом, отмечу, что на должность председателя Архивного комитета Габдрахманова Г.З.была назначена с должности главы Рособрнадзора Республики Татарстан, где её отставка была связана с громким скандалом.

В 2023 году Габдрхаманова Г.З.вовлекла Республику и Архивный комитет в крупный федеральный скандал, когда своим личным указанием закрыла доступ к огромному массиву исторических источников в нескольких фондах Государственного архива Республики Татарстан, причём, сделала это на основании выдуманного ей «письма ФСБ».

Наличие такого письма не подтвердил ни УФСБ по Республики Татарстан, не удалось ей убедить в наличии этого письма даже региональную прессу, в частности, издание «Бизнес-Онлайн», которое поместило скандал вокруг Габдрахмановой Г.З. В десятку республиканских скандалов 2023 года, издание прямо пишет: https://www.business-gazeta.ru/article/618904

Первыми возмутились генеалоги, которые используют данные переписей для составления родословных и этим зарабатывают. Председатель госкомитета РТ по архивному делу Гульнара Габдрахманова сообщила, что фонд имеет статус «служебной информации ограниченного распространения», а в ответе на запрос «БИЗНЕС Online» сослалась на некое письмо ФСБ России. Прокуратура посчитала действия госкомитета РТ законными, однако собеседники «БИЗНЕС Online» настаивали: ФСБ не отправляла в комитет никаких писем и приказов о закрытии части архива. Есть предположение, что цель засекречивания — формирование монопольного доступа к данным через АНО «Ядкяр». Речь о созданной кабмином РТ организации, призванной помогать генеалогическим исследованиям. Ее учредитель — госкомитет РТ по архивному делу. В июле после модернизации электронного читального зала доступ к данным переписей все-таки открыли.

Итак, в Республике крупный региональный чиновник, по всей видимости, ПРИДУМЫВАЕТ письма ФСБ для обоснования своих действий — и это ему сходит с рук.

***

Габдрахманова Г.З.ни архивного ни исторического образования, кроме очень ускоренных курсов, не имеет. Заявленный ей цели как публичные цели Архивного комитета потрясают своей безграмотностью.

Так, после командировки представителей Архивного комитета РТ в Турцию, Г.З. Габдрахманова была настолько очарована турецким проектом Lineal Kinship Inquiry , что начала заявлять о создании такого на уровне Республики.

«Архивный дозор» разъясняет:

Турецкая система Lineal Kinship Inquiry была запущена на уровне всей страны, а не одного региона, гражданин Турции заходит в систему , при грубом сравнении, используя аналог нашего номера СНИЛС или подтверждённый аккаунт турецкого аналога нашей системы «Госуслуги».

На территории Республики Татарстан живут представители разных национальностей, и Габдрахмановой Г.З.нет права создавать сервисы, облегчающие доступ к архивным документам и информации из них по принципу национальности, места жительства и т. д. — а сейчас она говорит именно об этом, сервис создаётся для этнических татар, в то время как в Турции он создан не просто не для одного региона или одного народа, а для ВСЕЙ СТРАНЫ.

Следующий момент : до Октябрьской революции абсолютное большинство татар, татар-мишарей, башкир, т. е.жителей территорий, входящих сегодня в состав Республики Татарстан мусульманского вероисповедания НЕ имела фамилий, в качестве имени использовалось имя человека и имя отца, при этом набор разрешённых традицией имён был ограничен и оговорён традицией ислама: как правило все эти имена арабского происхождения.

Всё это приводило к тому , что в одном населённом пункте в конце XIX века могло жить 2, 3, и даже 4 мужчины с одним и тем же именем и именем отца. Попытка найти правильного сегодня — это тяжёлый труд сравнивания данных, написанных на русском языке, материалов перевода и и выверки метрических книг, написанных на татарском языке, но арабской графикой (иске имлә), и сравнивание документов 1920-1930-х годов, написанных на новоарабской графике татарского языка (яңа имлә) и на яналифе.

В настоящее время этот массив данных НЕВОЗМОЖНО хоть сколько нибудь точно обработать с использованием машинных данных, соотвественно, никакой искуственный интеллект сейчас НЕ может составить родословное древо, хоть с какой-либо близкой достоверностью в ближайшие 10-12 лет.

Именно по той причине, что генеалоги занимаются составлением родословных профессионально , абсолютно ясна безграмотность её действий, и Гузель Закировна не остаётся в долгу, вот такие высказывания ей размещаются в официальной республиканской прессе:

Нас за эту работу не любят частные генеалоги. Они зачастую придумывают родословную в надежде заработать денег, зная, что никто проверить их не может.
А мы – госучреждение, я лично несу ответственность, мы делаем родословные только на основе документов, которые собраны у нас все», – заявила Габдрахманова.

Не стоит и говорить , что архивное руководство ближайшего соседа Татарстана — Республики Башкортостан, руководство которого, кстати, тоже посещало Турцию и видело в работу указанную систему, почему-то не стали заявлять о разработке «местного аналога» турецкой системы, а вместе с тем, развивает успешно работающий сервис «Башархив», а кроме того, налаживает работу с технологическим гигантом «Яндекс» в рамках проекта «Яндекс-архив».

Посетив иностранное государство, не проведя должной экспертной оценки, внешняя некоммерческая организация «Ядкяр»создаёт некий цифровой сервис, не интегрированный ни с федеральными, ни с республиканскими цифровыми сервисами, не учитывающий тонкость и этичность проблемы в межнациональном регионе, эффективная работа которого в настоящее время не возможна. При этом тут же Габдрахманова использует некое несуществующее «письмо ФСБ» для закрытия доступа другим исследователям. Вот сегодняшная картина того, что происходит в архивной системе Татарстана.

Если говорить о доступности архивных источников для населения в России, то сейчас есть широкий спектр уже работающих проектов: «Поколения Пермского края» в Пермском крае, «Архивы Петербурга», сервис архивов Москвы, «Поколения Югры», идёт сотрудничество архивов с технологическими гигантами в рамках проекта «Генотек», «Яндекс Архив». То есть занимаясь проектами в духе Остапа Бендера, реально работающего проекта, эффективно работающего архива, сильного научного коллектива, Габдрахманова Г.З.не создала.

Государственный архив Республики Татарстан не входит даже в первую десятку доступных для пользователей, в том числе через удалённые сервисы, архивов.

Предлагаем обратить внимание на деятельность Габдрахмановой Г.З.и занимаясь осуществлением мегапроектов, в которых широко задействованы человеко-часы, средства и престиж Республики, использовать реальную внешнюю экспертную оценку проектов, от специалистов, независмых от мнения Габдрахмановой Г.З. — так это должно работать в функционирующей системе исполнительной власти региона РФ.

С уважением, председатель МОО «Архивный дозор»

Семёнов Виталий Викторович