ДАЛЬНИЙ ВОСТОК С НАМИ!

«Архивный дозор» на протяжении последних нескольких месяцев пытается привлечь внимание к проблемам архивов Дальнего Востока и, в частности, РГИА ДВ.

Директор архива, Торопов, ещё в 2018 году в интервью рассказал, что треть всех документов архива находятся в плохом физическом состоянии, однако с тех пор ничего не изменилось. На сегодня РГИА ДВ является самым закрытым, замым недофинансированным и самым катастрофическим, в плане сохранности документов, архивом.

По сути, мы говорим о гибели всей памяти Дальнего Востока, которую абсолютно одобряет федеральное агентство Росархив. Тем не менее в результате писем «Архивного дозора» крупнейшим российским политикам, Росархив пообещал увеличить количество ставок на рестврацию и ускорить сканирование в РГИА ДВ.

Впрочем, это только начало долгой борьбы за архивное наследие нашего Дальнего Востока.

1 сентября 2022 года

«Архивный дозор» обратился за помощью к СМИ Дальнего Востока.

Здравствуйте, я — председатель межрегиональной общественной организации «Архивный дозор», это общественная организация, которая отслеживает состояние архивов, доступ к ним, нарушение прав граждан и архивистов в архивах Российской Федерации и за её пределами.
Долгое время Дальник Восток оставался вне поля нашей деятельности, это было связано с тем, что мы не могли контакта с местными исследователями, которые были «на своей волне» и находились примерно в таких же отношениях с архивами, как было у нас лет 10 назад. Нам было известно, что более менее проходит работа по оцифровке в Архиве Якутии и в ГА Хабаровского края, но в Забайкальском крае, ЕАО, Амурской области всё очень очень плохо, в читальном зале стоят допотопные компьютеры, а оцифровка даже не начиналась (не говоря уже об удалённом доступе).
В 2022 году многое изменилось — и у Архивного дозора появилась ячейка в Благовещенске. что дало возможность вплотную заняться проблемами архива Дальнего Востока, и прежде всего — федерального архива Российского государственного исторического архива ДВ во Владивостоке. (РГИА ДВ). Чтоб было понятно, это единственный архив федерального подчинения за Уралом, абсолютное хранилище памяти Дальнего Востока, возглавляемое 70-летним, потерявшим полную связь с реальностью директором, которого никто никогда не трогал, потому что он далеко от Москвы.
Как только мы «копнули», даже я, видавший виды архивный активист,пришёл в ужас. Мы получили официальные письма от Росархива (это руководство всех федеральных архивов России, всего их 17). То, что в федеральном архиве 30% фондов, т.е. треть находится в плохом физическом состоянии — такого я не видел никогда. Это означает, что треть всех фондов архива, треть фондов этого хранилища Памяти Дальнего востока не может быть выдана в читальный зал. Это настоящая диверсия.

Это означает, что это работа для десятков реставраторов, что формируется федеральный проект, выделяются десятки миллионов рублей, а в РГИА ДВ — 1-2 реставратора, которые никогда в жизни не справятся с такой задачей. Но ни о какой такой программе нам неизвестно, её просто нет.

В другом своём письме (приложено), которое Росархив отправил в Администрацию Президента РФ Росархива признаёт тотальное отставание архива и в области научного справочного аппарата, на сегодня из 17 архивов России РГИА ДВ — самый отсталый архив в вопросе научно-справочного аппарата.

Подытожим: на фоне большого количества интеграционных программ и постоянной риторики Президента о необходимости жизни Дальнего Востока в едином общероссийском поле, в главном хранилище РГИА ДВ , по сути, возникла настоящая диверсия — треть фондов гниёт, масштабной программы реставрации нет, в вопросе НСА (а это очень важно, это, по сути, то, что хранится в архиве, без НСА архив превращается в архивохранилище, когда непонятно, что в нём есть) архив занимает последнее место среди федеральных архивов.

Сейчас мы максимально привлекаем к этому внимание. Уверены, если оставить всё как есть, то мы просто потеряем память Дальнего Востока.
Просим вас нам помочь в этом. Подтверждающие письма приложены.

 

27 августа 2022 года  РГИА ДВ погибает -30 % фондов этого федерального архива в плохом физическом состоянии. Никакого антикризисного плана у Росархива нет.

Новое письмо от Росархива спокойно говорит о том, что мы стремительно приближаемся к национальной катастрофе — 30% (!) всех архивных фондов РГИА ДВ находится в плохом физическом состоянии. Для того, чтобы привести их в норму, нужны усилия десятков реставраторов.

28 июля 2022 года «Архивный дозор» запросил Росархив по факту бедственного состояния РГИА ДВ

Главе Федерального архивного агенства «Росархив» от

председателя МОО «Архивный дозор» Семёнова Виталия Викторовича

 

Копия : полномочному представителю Президента Российской Федерации в ДВФО

Комитет Государственной думы Российской Федерации по развитию Арктики и Дальнего Востока

Губернатору Приморского края.

Уважаемый Андрей Николаевич,

Исполняя поручения Президента Российской Федерации, следуя государственной политики России, направленную на культурную интеграцию Дальнего Востока в общероссийское поле, обращаю внимание на ряд жалоб граждан, связанных с ситуацией в Федеральном архиве Дальнего Востока (РГИА ДВ), руководитель которого ведёт откровенно реакционную политику, в результате чего архив не развивается, совершенно не участвует в научной и культурной жизни России, не налаживает контакта с гражданами и организациями, не участвует в процессах оцифровки и развития удалённого доступа. Серьёзные вопрос возникают и к сохранности документов в данном архиве.

Чаще остальных граждане указывают на следующие провалы в работе данного архива.

  • На сайте архива представлены только заголовки фондов, нет НИКАКИХ описей, соответственно ознакомиться с ними онлайн невозможно. Архив не представляет никаких перспектив и планов размещения научно-справочного аппарата на своём сайте.В архиве давно не проводилась сверка дел внешними комиссиями. Так например, часты случаи (цитата из жалобы), «когда заказываешь дела в чит.зале – их не выносят, на вопрос почему, где дела – нет внятного ответа. От сотрудников можно слышать фразы «Где, где откуда я знаю, может селёдку заворачивали!» Нет реестра дел, которые находятся в плохом физическом состоянии. Ставка реставраторов сокращена до одного (!!) человека, реставрационная мастерская не оборудована.
  • Прежде доступные дела (например Ф.702.Оп.5.Д.208 1 часть Вопросные бланки стат.эконом. обследования со списками домохозяев) стали недоступны – их не выдают посетителям читального зала. Складывается впечатление, что что на все самые востребованные дела архив накладывает запрет, прикрываясь их плохим состоянием, но оцифровывать ничего не собирается. Планов оцифровки и мощностей нет.
  • С/х перепись населения 1923 года не сканируют и не выдают в читальный зал, а только сами сотрудники архива работают с ней и предоставляют архивные выписки, искусственно создав себе монополию на предоставление платной услуги.
  • Метрические книги по Приморскому краю посетителям читального зала для работы не выдаются.
  • Сотрудники читального зала отвратительно относятся к посетителям, отвечают грубо и непрофессионально. Настоящим «учителем» в хамском отношении к пользователю в архиве является сам руководитель данного архива, — господин Торопов А.А.
  • Архив высылает сканированную копию при заказе, копируя не полный лист, а «выкопировки» — это вырезанные части из листа дела, например только нужных фамилий из списка, то есть не весь лист (за который они берут плату полноценно), а фрагменты.
  • Отвратительное качество предоставления услуг наблюдается и в оказании других услуг, так, съемочная группа из Москвы, оплатив полный тариф на съёмку в архиве на час (а это 16 000 рублей), по решению директора получила право осуществлять съёмку только в течении 20 минут.

 

Мы наблюдаем по всем параметрам деградацию, загнивание данного федерального архива, во многом спровоцированное бесконтрольностью над действиями директора архива — Торопова А.А. В настоящее время уровень архива снизился ниже уровня регионального архива. Архив совершенно незаметен в федеральной повестке, не участвует в дальневосточной повестке страны.

 

«Архивный дозор» просит Вас, Андрей Николаевич, поручить проверить представленную информацию и начать процесс модернизации единственного федерального архива, находящегося за Уралом.

С уважением, председатель МОО «Архивный дозор» Семёнов Виталий Викторович

 

21 мая 2022 года «Архивный дозор» начинает мощную прокачку архивов Дальнего Востока

«Архивный дозор» начинает мощную прокачку архивов Дальнего Востока в рамках акции #дальний_восток_с_нами. Нам надоело, что начиная от Читы ситуация в архивах Дальнего Востока — это каменный век и прямая угроза единству России. Архивный активизм не развит, генеалоги равнодушны к состоянию архивов. Что тут говорить о том, если местным генеалогам проще получить доступ к дореволюционным метрикам в ЗАГСах, откуда их до сих пор не передали, чем заставить Краевой архив Приморского края и Федеральный архив ДВФО работать лучше. Мы надеемся, что в ходе нашей акции, мы сформируем молодое крыло наших последователей на Дальнем востоке, которые будут согласны с основным посылом «Архивного дозора» — архивы такие, какие мы позволяем им быть! Сегодня — об архиве Амурской области Про Государственный Архив Амурской области:

«Да, нельзя включать телефоны, ноутбуки»;

«В читальном зале один компьютер, на котором только несколько описей, оцифровка вообще не ведется, нет сканеров, нет средств. Уже более 10 лет ждут какое-то финансирование, на какой-то огромный сканер. В читальном зале с метриками и газетами нет сканера, Метрики сканировать нельзя или не чем, их можно только своими средствами фотографировать»;

«Ксерокопия 1 листа, А 4 — 35₽

Сканкопия 1 листа 95₽,

Фотокопия своими средствами за 1 лист 85₽»

«И еще высокая цена за исполнение биограф.запроса, архивная справка о рождении например (1 фамилия, 1 год, известный населенный пункт) — 1200₽»;

«Но у нас персонал хороший в архиве, старается, многое разъясняет, отношение хорошее у работников читальных залов. Ну чтобы не совсем всё плохо». #архивныйдозор #дальний_восток_с_нами

 

 

 

17 мая 2022 года «Архивный дозор» берёт шефство над самым запущенным федеральным архивов — Архивом Дальнего Востока и архивами ДВФО, которые находятся в запущенном состоянии!