ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО МИНИСТРУ ОБОРОНЫ РФ ПО ПОВОДУ ЦАМО РФ

Открытое письмо Министру обороны Российской Федерации
Шойгу Сергею Кужугетовичу
от редактора Книги памяти Москвы Семёнова Виталия Викторовича,
основателя проекта «Военкомат», председателя МОО «Архивный дозор»
историка-генеалога.

Уважаемый Сергей Кужугетович!
Вопреки всем нормам протокола, я вынужден просить Вас посетить Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО РФ) в Подольске, а также его филиал — Архив ВМФ в Гатчине.
2020 год объявлен Указом Президента России от 8 июля 2019 года Годом Памяти и Славы, однако флагманские архивы вверенного Вам Министерства сегодня не готовы встретить высокую дату 75-летия Победы.

Я вынужден избрать форму открытого письма, потому что если я отправлю письмо официальным порядком, оно попадёт в Архивную службу МО РФ, а работе которой, во многом, заключается корень проблемы.

Сегодня Архивная служба МО категорически не соответствует требованиям времени и задачам, которые ставятся Президентом.

Часто можно слышать, что одним из видимых успехов Архивной службы МО РФ стало создание супербаз «ОБД-Мемориал», «Память народа», «Подвиг народа». Архивы МО, без сомнения, задействованы в создание этих баз, но это успех, прежде всего, Управления по увековечению памяти погибших МО, его чёткой и продуманной работы.

ЦАМО РФ— крупнейший архив Европы. В 2010-2014 гг. на его территории были возведены новые хранилища, которые построены с невозможными для их функционирования нарушениями. Простояв недостроенными на дожде и ветру 5 лет, сейчас они сносятся.

Весь город Подольск — свидетель вопиющей бесхозяйственности, расхищения бюджетных средств. Это не просто подрыв доверия к Министерству. Это диверсия.

Конечно, недостроенные коробки из сендвич-панелей надо было сносить, но как это делается? Нет уведомлений на сайте МО РФ, не повешены информационные щиты на территории, не опубликованы статьи в СМИ. Исследователи, которые издалека приехали для исследований в читальный зал ЦАМО, были поставлены перед фактом, что из-за опасного для жизни демонтажа ПОЛОВИНА всех отделов-хранилищ и выдача документов из них недоступна до зимы. И об этом никто до приезда не знает!

И самое главное никто не понимает, а что дальше? Сколь долго продлятся ограничения, будет ли построен Архив Великой Отечественной, анонсированный на самом высоком уровне в 2014-м году, будут ли созданы нормальные условия для хранения ценных исторических документов?

Функционирование Архивной службы МО РФ происходит как жизнь частной лавочки — секретно и непредсказуемо. Нельзя узнать стратегию развития, планы. Нет уведомлений о закрытии хранилищ, о проведении работ, время посетителей используется крайне нерационально, прямо скажем, варварски. Выдача документов из некоторых хранилищ происходит 1 (один!) раз в неделю, равно как и сдача их в хранилище.

Недавно мне случилось посетить военный архив Германии во Фрайбурге (Bundesarchiv)
Посещение вызвало грустные мысли: есть возможность заказать документы онлайн, свободное и бесплатное копирование, чистая, ухоженная территория.
Что мы видим в архиве в ЦАМО РФ в Подольске и в архиве ВМФ в Гатчине? Заросли бурьяна, сырые, прогнившие ангары с учётными картотеками, разбитые дороги и бесценные документы времён Великой войны перевозимые в читальный зал Архива в чемоданах и сумках прошлого века из … помоек и кладовок.
Я не преувеличиваю. Чемоданы и сумки — именно с помоек и домашних кладовых и гаражей, принесённые в архив доброхотами, ведь, надо же в чём-то возить документы.

Сергей Кужугетович, Вы же военный человек, нельзя носить архивные документы в чемоданах с помойки, нельзя, чтобы Главный Военный Архив Страны так выглядел, с этого и начинается разруха!

Сейчас Архивная службы МО разрабатывает новый регламент архивной работы. Мы не ждём от этого регламента ничего хорошего. Почему? Потому что исследователям в 2014-2019 гг постоянно приходится защищать минимальные права на проведение исторических исследований в суде. Причём суды и даже Верховный суд РФ ни разу не отказали нам в удовлетворении исков. Но совершенно ничего не было «облегчено» нам со стороны Архивной службы, было только ухудшено. К исследователям относятся как к врагам!

В 2018 году пользователи добились права использования ноутбуков в читальном зале, также была «выбита» услуга самостоятельного копирования. Но за плату. Ни в одном архиве мира такого уровня как ЦАМО РФ нет постыдной практики взимания платы за копирование исследования своим мобильным телефоном или фотоаппаратом (без вспышки).
Мы получили право самостоятельного копирование решением Верховного суда. За что мы платим? Выдача дел в читальный зал бесплатна, просмотр бесплатен, а что происходит в момент, когда мы достаём мобильный телефон и делаем фотографию? Откуда в умах экономистов Архивной службы МО вдруг образуется сумма в рублях, которую с этого момента пользователь должен заплатить? За право пользования образом документа? Но ЦАМО РФ не является владельцем документа, он является только местом хранения!

За что конкретно мы платим, когда делаем фотографию документа времён Великой Отечественной войны на свой мобильный телефон?

Вот и «тормозится» работа в читальном зале в 2-3 раза, вот и сидят пользователи, часами «набивая» найденное в (тяжко отвоёванные) ноутбуки, а кто-то по старинке записывает информацию в тетрадочку. За окном, между тем, скоро настанет 2020 год.

Федеральный закон № 125-ФЗ «Об архивном деле в РФ» чётко говорит, дела старше 75 лет,если они не засекречены — свободны к выдачи без всяких дополнительных условий.Но в ЦАМО РФ существует огромная «серая зона»: действует Приказ№ 1995-дсп от 26 октября 2011 г. «Положения о порядке рассекречивания архивных документов МО РФ, продления сроков их засекречивания и установления ограничений на доступ к рассекреченным архивным документам”, с которым исследователь ознакомится не может (никто не знает, где его прочитать, он же «ДСП» — для служебного пользования)
В результате сегодня то, выдавать или не выдавать документы исследователю решают все в иерархии ЦАМО РФ на свой взгляд и вкус: от хранителя фондов, начальника хранилища, начальника отдела до начальника архива.
Все они получили право субъективно решать, допустить ли пользователя до «супер секретной» информации о солдатах, укравших козу у местных жителей или о том, что вся рота полегла, по ошибке выпив метилового спирта в далёком 1941-м на Новый год.

Вошло в поговорку, что документы со сведениями о «чрезвычайных происшествиях» не выдаются в принципе, только через письменный запрос. А то мы, исследователи, не знаем, что война не делается чистыми руками! Напомню, речь идёт о рассекреченных документах старше 75 лет! А, ведь, в этих документах имеется ценнейшая информация, необходимая для поиска многих пропавших без вести!

Во всём — сплошная «серая зона». Личные дела, учётно-послужные карточки должны выдаваться СВОБОДНО и без подтверждающих документов (доверенностей, заверенных нотариусом цепочек родства), если человек погиб или пропал без вести до осени 1944 года. Так почему же их до сих пор в ЦАМО требуют эти документы? Почему нарушают закон? Почему всё это одобряет начальник Архивной службы МО РФ полковник Эдуард Падерин?

Не раз декларировалось, что Российская Федерации будет продолжать отстаивать свои взгляды на события Второй мировой войны, но сегодня и заказать личное дело прадеда, и получить его офицерскую карточку гражданам бывших республик СССР очень сложно.
Разрешение — только через Архивную службу Минобороны, личное дело в сканированных копиях отправить электронной почте невозможно, потому что в ЦАМО РФ, как в воинской части, нет электронной почты.

Служба безопасности Украины (СБУ) находит возможным отправить в любую точку мира дело на репрессированного человека без доказательства родства. Это часть государственной политики Украины. А Архивная служба МО РФ на прадеда офицера-армянина, украинца, киргиза, нет, не может. Для получения документов надо пройти несколько кругов бюрократического ада. Разве это нормально? Разве их предки не воевали?

Бездумно разбазаривается время исследователей. Процесс получения и сдачи хотя бы одного архивного дела занимает 3 дня при личном присутствии исследователя. Предварительного заказа письменно или онлайн, нет. Поисковики едут с самых дальних мест России, потому что своей современной службы копирования-сканирования, хранения и пересылки образов в ЦАМО нет, даже оплата САМОСТОЯТЕЛЬНОГО копирования занимает неделю: заказать, дождаться квитанции, оплатить, подождать 3-4 дня, копировать.
Если это делается средствами ЦАМО то это занимает от 4 до 30 (!) дней.
Писать в Архивную службу МО бесполезно, потому что нынешние «Наставления по архивному делу в ВС РФ» в редакции Приказа МО РФ № 493 от 30 05 2009 по сути является вариацией правил прошлого века. Разве что отменили скандальные «тетрадки», куда только и можно было переписывать информацию, да и появилось самостоятельное копирование, выбитое в судебных боях самими исследователями.

Вот почему нужен Ваш приезд в Подольск и Гатчину. Архив Минобороны и его филиалы должны стать тем, чем он является по названию — крупнейшей и современнейшей системой военных архивов одного из наиболее мощных военных министерств мира.

С современным читальным залом.
Крепкими и лёгкими боксами для перевозки архивных документов.
Новыми аппаратами для микрофильмов.
Гладкими дорогами, клумбами, ухоженной территорией.
Быстрым и недорогим копированием средствами архива и бесплатным копированием средствами пользователей.
Современной службой копирования-сканирования, способной по запросу отправить в любую часть страны и мира сканированные документы.
Понятными и прозрачными правилами допуска.
Системой онлайн-заказа дел.
Небольшой (1-2 раза в неделю на 2-3 часа) школой исследователя, где архивисты и волонтёры объясняют основные правила работы с документами (и сотрудники и документы страдают от совершенно неподготовленных исследователей, которые не знают, как работать с документами, заказывают ненужное, в общем, тратят время и своё и сотрудников).
Защищенными и работающими в комфорте и нормальных условиях архивистами.
Клубом или конференц-центром, где можно было бы устраивать встречи для читателей, пользователей, делится секретами поиска, работы с документами в ЦАМО РФ.
С функционирующими как часы филиалами, — в Гатчине (Архив ВМФ), Санкт-Петербурге (Архив военно-медицинских документов), в последнем необходимо открыть читальный зал, которого там нет.

Время локальных «улучшений» в ЦАМО себя исчерпала. Ситуация дошла до грани!
Необходимо Ваше личное вмешательство для того, чтобы создать и осуществить программу развития военных архивов МО РФ и превратить их в лучшие военные архивы мира уже в 2020-2022 годах!

 

#цамо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.