ЧТО ДЕЛАЕМ

О ПЛАНЕ

Деятельность Организации определяется планом МОО «Архивный дозор», который разрабатывается председателем МОО «Архивный дозор» и утверждается его учредителями и членами. План деятельности является поквартальным, в настоящее время принят и утверждён следующий план МОО «Архивный дозор» на январь, февраль, март 2020 года. Планируется, что второй квартальный план МОО «Архивный дозор» будет предложен к 1 апреля 2020 года и утверждён к 11 апреля (дата важного в генеалогическом мире события — III Международного генеалогического форума «Гентех»).

ПЛАН МОО «АРХИВНЫЙ ДОЗОР» НА ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2020 ГОДА (СКАЧАТЬ)

В сентябре — декабре 2019 года организация только создавалась, участники и учредители «набрасывали» список задач, которые они будут вести или уже вели. Планирование также существовало, но оно было не квартальным и ещё крайне несовершенным. Первые три месяца работы организации хорошо описаны в этом отчёте (скачать), который создавался к презентации результатов работы МОО «Архивный дозор» за первые 3 месяца в Московском доме национальностей 3 декабря 2019 года (совместно с Сергеем Шокаревым, (№ 15 «Архивного дозора»)

ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ «ТЕКУЩЕЕ», ПРОЕКТЫ и ЭКСПЕДИЦИИ «АРХИВНОГО ДОЗОРА».

Составить представление о текущей деятельности нашей Организации можно изучив а) Устав б) наш сайт, в) квартальный план и г) результаты МОО «Архивный дозор». Проблемы выделяются, находят того, кто хотел бы их решать, решаются или не решаются.

Работу с отдельно взятыми проблемами нельзя назвать «проектом», это каждодневная «рутина» организации, то есть «ТЕКУЩЕЕ». Всё «ТЕКУЩЕЕ» организации разделяется на кейсы, у каждого из которого есть куратор, который его ведёт.

«ПРОЕКТЫ» отличаются от «ТЕКУЩЕГО» своей а) масштабностью б) чётко очерченными границами (например проект «Военкомат» имеет целью изучение, оцифровку и публикацию только документов военных комиссариатов бывшего СССР и только за 1939-1947 годы), в) включением внешних партнёров, которые не являются членами организации. Проекты и движение по ним — также обязательная часть Поквартального плана МОО «Архивный дозор».

ПРОЕКТЫ бывают непосредственно нашими, которые полностью ведутся в членами МОО «Архивный дозор» в рамках уставных задач и аффилированными, то есть такими, которые ведут члены организации, но в которых МОО «Архивный дозор» непосредственно не участвует, и в которых наша организация прописана как «партнёр».

ЭКСПЕДИЦИИ «Архивного дозора» не являются самостоятельной единицей, а всегда являются частью какого-либо ПРОЕКТА, однако специфика такого проекта в том, что обычные проекты существуют сами по себе, а проекты, в которых есть экспедиции, всегда начинаются ПОСЛЕ экспедиций.

Организация архивосохранной экспедиции — очень сложная вещь, как правило из 6-7 разрабатываемых архивосохранных экспедиций воплотить удаётся только 1-2. Первый квартальный план на 2020 года предписывает установить контакт с местными администрациями в целом ряде регионов — от Киргизии до Приднестровья, однако в каких регионах такой контакт удастся воплотить не ясно до самого конца, а, значит, нет смысла и начинать проект пока согласие от местной администрации не получено.

Последний опыт таких экспедиций был в 2014-2015 годах у председателя МОО «Архивный дозор» Семёнова Виталия Викторовича. Наша организация ставит задачей возобновление архивосохранных экспедиций в те места, где архивному наследию грозит утрата и уничтожение.

В отдельных случаях организация может разрешить своим учредителям и членам использовать символику и имя организации для организации проектов-экспериментов. Такое бывает в том случае, если у кого-то из членов организации, который имеет опыт проектной деятельности, существует уверенность развить проект там, где другие члены организации не видят перспектив для МОО. В этом случае члену Организации разрешается начать подготовку такого проекта для того, чтобы защитить свою точку зрения более информировано, но только в том случае, если:

  • Проект не предусматривает сбор средств от имени Организации.

  • В проекте нет предпосылок того, что отношения МОО «Архивный дозор» будут с кем-либо испорчены, а имидж пострадает.

  • Члены организации обязаны получать разрешение на такую работу, если они используют имя Организации, о ней упоминается в Поквартальных планах МОО. Такая деятельность называется «проект-эксперимент».

  • Сейчас в МОО «Архивный дозор» только один проект-эксперимент — «ТРОПА» (см. страницу «Проекты «Архивного дозора»).

РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ МОО «АРХИВНЫЙ ДОЗОР» В СЕНТЯБРЕ-ДЕКАБРЕ 2019 ГОДА

  • Общий мониторинг различных региональных архивовов (проведена встреча)

  • Отдельная работа с особо проблемными архивами России, в том числе (ГА Архангельской области, ГА Саратовской области (проведена встреча), ЦАМО РФ)

  • Работа с архивом Москвы (Проблема секретных баз, Передача домовых книг из МФЦ, оцифровки и удалённого доступа), запланирована встреча 30.12 2019

  • Работа с Росархивом и федеральными архивами. (РГАЛИ, РГАДА)

  • Тарифная полиция «Архивного дозора» (завышенные тарифы в ГА Калужской области, ограничения на фотографирование с экрана в ГА Курской области и Алтайского края).

  • Проблемы ограничения доступа (проблема ФЗ-152, ограничение к доступу к делам репрессированных старше 75 лет в ЦА Нижегородской области и попытка некоторых учреждений требовать с граждан документы о праве наследования вместо документов, подтверждающих родство, проблемы, связанные с новым порядком получения справок ЗАГС).

  • Работа с министерства и ведомствами (Министерство науки и высшего образования)

  • Спасение архивного наследия (уничтожение личных дел старше 75 лет в РЖД и других ведомствах).

  • Расширение информации о положительном опыте (опыт ПФР Хабаровского края, который отдаёт пенсионные дела на умерших ветеранов их родственникам).

ОБЩИЙ МОНИТОРИНГ СИТУАЦИИ В РАЗЛИЧНЫХ РЕГИОНАЛЬНЫХ АРХИВАХ

Мы называемым мониторингом постоянное (а не разовое) отслеживание ситуации в том или ином региональном архиве с целью фиксации проблем, контакта с руководством, достижения результата.

Курирование Государственного архива Ивановской области (кураторы Максим Колесов) кейс активен
стр 2
РАБОТА С ОСОБО ПРОБЛЕМНЫМИ АРХИВАМИ
(см. страницу «ОСОБО ПРОБЛЕМНЫЕ АРХИВЫ РОССИИ»)
 

Ситуация в главном военном архиве страны настолько критическая, что он является объектом постоянного мониторинга. В конце декабря бывший начальник ЦАМО РФ И.А. Пермяков перешёл на работу в качестве директора РГАНИ. См. Также рубрику «Особо проблемные архивы России».

Куратор Семёнов Виталий, Игорь Иванович Ивлев, кейс активен
Открытое письмо Министру обороны Шойгу С.К. по поводу ситуации в ЦАМО РФ (письмо № 21)

Ответ Генерального штаба МО РФ на открытое письмо «Архивного дозора» на имя Шойгу

РАБОТА С АРХИВАМИ МОСКВЫ

На сегодняшний день основные темы, которые обсуждаются с Архивом Москвы, лучше всего представлены в протоколе встречи с руководством и сотрудниками Архива Москвы. Встреча состоялась 30 декабря 2019 года. Протокол встречи можно прочитать по ссылке.

РАБОТА С РОСАРХИВОМ И ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРХИВАМИ

Контроль над отчётом Росархива о последствиях пожара в РГАЛИ летом 2019 года
Пожар в РГАЛИ (ответ на письмо №№ 14 и 16) куратор Максим Колесов
стр 2  кейс активен
Программа свободного удалённого доступа к фонду 350 РГАДА (ланратские книги и ревизские сказки начала XVIII века) является дебютом Проекта «Архивного дозора» Фонды Архивного фонда России общенациональной значимости, которые должны быть доступны удалённо и бесплатно из любой точки мира (см. «Проекты «Архивного дозора»)
350 фонд РГАДА — куратор Семёнов Виталий, кейс активен
Письмо в РГАДА

«ТАРИФНАЯ ПОЛИЦИЯ» АРХИВНОГО ДОЗОРА

Жёсткая борьба против завышенных тарифов в Калуге (письма 8-9) Кураторы Максим Колесов, Семёнов Виталий кейс активен
стр 2 
Письмо № 40 по поводу запрета фотографирования с экрана в ГА Алтайского края. куратор Семёнов Виталий, Максим Колесов,
ответ — результат достигнут, кейс закрыт.
Действия «Архивного дозора» по поводу устранения ограничений на фотографирование с экрана компьютера в ГА Курской области
стр 2 кейс выигран и закрыт

ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ И ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМ (также смотри рубрику «ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ»)

Работа с ФЗ-152 («»Закон о персональных данных») и о том, какие помехи он создаёт для поисковой деятельности. Письмо № 10 Ответ из ГосДумы Российской Федерации Куратор Максим Колесов кейс активен

Ограничения на доступ к делам репрессированных старше 75 лет в Центральном архиве Нижегородской области (кейс выигран, куратор Семёнов Виталий) письмо 4 и 5 кейс выигран и закрыт.

Разъяснения адвоката относительно расширяющейся незаконной практики некоторых государственных учреждений требовать документы о праве наследования вместо документов, подтверждающих родство.

РАБОТА С ЗАГС куратор Максим Колесов кейс закрыт

Ответ о новом порядке получения сведений в ЗАГС других регионов и об оплате этих справок (без номера) также см. рубрику «полезные ссылки»

РАБОТА С МИНИСТЕРСТВОМ НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

(отвечает за ИНИОН, Архив РАН, Здание, предназначенное для хранилище Иркутского архива) Куратор Семёнов Виталий кейс активен

Переписка по поводу Архива РАН (письмо № 11)

стр 2

стр 3

СПАСЕНИЕ АРХИВНОГО НАСЛЕДИЯ

(также см. раздел «Архивы Москвы»)

 

РАСШИРЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ О ПОЛОЖИТЕЛЬНОМ ОПЫТЕ

По обращению «Архивного дозора» поддержка Государственной думой инициативы ПФР Хабаровского края, который вручает пенсионные дела умерших ветеранов их потомкам, вместо того, чтобы эти дела уничтожать.

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ АРХИВ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ

Проблемы ЦАМО — главного военного архива страны, начинаются с того момента, как этот архив стал открытым, основные пункты проблемы изложены в моём открытом письме Министру обороны С.К. Шойгу, которое я написал осенью 2020 года.

Открытое письмо Министру обороны Российской Федерации
Шойгу Сергею Кужугетовичу от редактора Книги памяти Москвы Семёнова Виталия Викторовича, основателя проекта «Военкомат», председателя МОО «Архивный дозор»
историка-генеалога.

Уважаемый Сергей Кужугетович!

Вопреки всем нормам протокола, я вынужден просить Вас посетить Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО РФ) в Подольске, а также его филиал — Архив ВМФ в Гатчине.
2020 год объявлен Указом Президента России от 8 июля 2019 года Годом Памяти и Славы, однако флагманские архивы вверенного Вам Министерства сегодня не готовы встретить высокую дату 75-летия Победы.

Я вынужден избрать форму открытого письма, потому что если я отправлю письмо официальным порядком, оно попадёт в Архивную службу МО РФ, а работе которой, во многом, заключается корень проблемы.

Сегодня Архивная служба МО категорически не соответствует требованиям времени и задачам, которые ставятся Президентом.

Часто можно слышать, что одним из видимых успехов Архивной службы МО РФ стало создание супербаз «ОБД-Мемориал», «Память народа», «Подвиг народа». Архивы МО, без сомнения, задействованы в создание этих баз, но это успех, прежде всего, Управления по увековечению памяти погибших МО, его чёткой и продуманной работы.

ЦАМО РФ— крупнейший архив Европы. В 2010-2014 годах на его территории были возведены новые хранилища, которые построены с невозможными для их функционирования нарушениями. Простояв недостроенными на дожде и ветру 5 лет, сейчас они сносятся.

Весь город Подольск — свидетель вопиющей бесхозяйственности, расхищения бюджетных средств. Это не просто подрыв доверия к Министерству. Это диверсия.

Конечно, недостроенные коробки из сендвич-панелей надо было сносить, но как это делается? Нет уведомлений на сайте МО РФ, не повешены информационные щиты на территории, не опубликованы статьи в СМИ. Исследователи, которые издалека приехали для исследований в читальный зал ЦАМО, были поставлены перед фактом, что из-за опасного для жизни демонтажа ПОЛОВИНА всех отделов-хранилищ и выдача документов из них недоступна до зимы. И об этом никто до приезда не знает! (Позднее эта информация не подтвердилась — на сайте Министерства обороны была информация о том, что часть хранилищ будет закрыта — примечание Семёнова В.В.)

И самое главное никто не понимает, а что дальше? Сколь долго продлятся ограничения, будет ли построен Архив Великой Отечественной, анонсированный на самом высоком уровне в 2014-м году, будут ли созданы нормальные условия для хранения ценных исторических документов?

Функционирование Архивной службы МО РФ происходит как жизнь частной лавочки — секретно и непредсказуемо. Нельзя узнать стратегию развития, планы. Нет уведомлений о закрытии хранилищ, о проведении работ, время посетителей используется крайне нерационально, прямо скажем, варварски. Выдача документов из некоторых хранилищ происходит 1 (один!) раз в неделю, равно как и сдача их в хранилище.

Недавно мне случилось посетить военный архив Германии во Фрайбурге (Bundesarchiv)
Посещение вызвало грустные мысли: есть возможность заказать документы онлайн, свободное и бесплатное копирование, чистая, ухоженная территория.
Что мы видим в архиве в ЦАМО РФ в Подольске и в архиве ВМФ в Гатчине? Заросли бурьяна, сырые, прогнившие ангары с учётными картотеками, разбитые дороги и бесценные документы времён Великой войны перевозимые в читальный зал Архива в чемоданах и сумках прошлого века из … помоек и кладовок.
Я не преувеличиваю. Чемоданы и сумки — именно с помоек и домашних кладовых и гаражей, принесённые в архив доброхотами, ведь, надо же в чём-то возить документы.

Сергей Кужугетович, Вы же военный человек, нельзя носить архивные документы в чемоданах с помойки, нельзя, чтобы Главный Военный Архив Страны так выглядел, с этого и начинается разруха!

Сейчас Архивная службы МО разрабатывает новый регламент архивной работы. Мы не ждём от этого регламента ничего хорошего. Почему? Потому что исследователям в 2014-2019 гг постоянно приходится защищать минимальные права на проведение исторических исследований в суде. Причём суды и даже Верховный суд РФ ни разу не отказали нам в удовлетворении исков. Но совершенно ничего не было «облегчено» нам со стороны Архивной службы, было только ухудшено. К исследователям относятся как к врагам!

В 2018 году пользователи добились права использования ноутбуков в читальном зале, также была «выбита» услуга самостоятельного копирования. Но за плату. Ни в одном архиве мира такого уровня как ЦАМО РФ нет постыдной практики взимания платы за копирование исследования своим мобильным телефоном или фотоаппаратом (без вспышки).
Мы получили право самостоятельного копирование решением Верховного суда.

За что мы платим? Выдача дел в читальный зал бесплатна, просмотр бесплатен, а что происходит в момент, когда мы достаём мобильный телефон и делаем фотографию? Откуда в умах экономистов Архивной службы МО вдруг образуется сумма в рублях, которую с этого момента пользователь должен заплатить? За право пользования образом документа? Но ЦАМО РФ не является владельцем документа, он является только местом хранения!

За что конкретно мы платим, когда делаем фотографию документа времён Великой Отечественной войны на свой мобильный телефон?

Вот и «тормозится» работа в читальном зале в 2-3 раза, вот и сидят пользователи, часами «набивая» найденное в (тяжко отвоёванные) ноутбуки, а кто-то по старинке записывает информацию в тетрадочку. За окном, между тем, скоро настанет 2020 год.

Федеральный закон № 125-ФЗ «Об архивном деле в РФ» чётко говорит, дела старше 75 лет,если они не засекречены — свободны к выдачи без всяких дополнительных условий. Но в ЦАМО РФ существует огромная «серая зона»: действует Приказ№ 1995-дсп от 26 октября 2011 г. «Положения о порядке рассекречивания архивных документов МО РФ, продления сроков их засекречивания и установления ограничений на доступ к рассекреченным архивным документам”, с которым исследователь ознакомится не может (никто не знает, где его прочитать, он же «ДСП» — для служебного пользования)
В результате сегодня то, выдавать или не выдавать документы исследователю решают все в иерархии ЦАМО РФ на свой взгляд и вкус: от хранителя фондов, начальника хранилища, начальника отдела до начальника архива.

Все они получили право субъективно решать, допустить ли пользователя до «супер секретной» информации о солдатах, укравших козу у местных жителей или о том, что вся рота полегла, по ошибке выпив метилового спирта в далёком 1941-м на Новый год.

Вошло в поговорку, что документы со сведениями о «чрезвычайных происшествиях» не выдаются в принципе, только через письменный запрос. А то мы, исследователи, не знаем, что война не делается чистыми руками! Напомню, речь идёт о рассекреченных документах старше 75 лет! А, ведь, в этих документах имеется ценнейшая информация, необходимая для поиска многих пропавших без вести!

Во всём — сплошная «серая зона». Личные дела, учётно-послужные карточки должны выдаваться СВОБОДНО и без подтверждающих документов (доверенностей, заверенных нотариусом цепочек родства), если человек погиб или пропал без вести до осени 1944 года. Так почему же их до сих пор в ЦАМО требуют эти документы? Почему нарушают закон? Почему всё это одобряет начальник Архивной службы МО РФ полковник Эдуард Падерин?

(От себя замечу, что в ЦАМО РФ за годы сформировалась отлично работающая нелегальная сеть получения документов из отделов без всяких нотариальных доверенностей. За сумму от 20 до 300 евро без всякого визита в читальный зал и мороки с документами можно получить практически любое личное дело и учётно-послужную карточку, главное найти человека, на местном сленге «крота» в нужном отделе архива. Образы этих документов промышленными масштабами утекают за границу и растекаются по России в то время как мы получаем многочисленные безграмотные отписки разного ранга военных чиновников, — примечание Семёнова В.В.)

Не раз декларировалось, что Российская Федерации будет продолжать отстаивать свои взгляды на события Второй мировой войны, но сегодня и заказать личное дело прадеда, и получить его офицерскую карточку гражданам бывших республик СССР очень сложно.
Разрешение — только через Архивную службу Минобороны, личное дело в сканированных копиях отправить электронной почте невозможно, потому что в ЦАМО РФ, как в воинской части, нет электронной почты.

Служба безопасности Украины (СБУ) находит возможным отправить в любую точку мира дело на репрессированного человека без доказательства родства. Это часть государственной политики Украины. А Архивная служба МО РФ на прадеда офицера-армянина, украинца, киргиза, нет, не может. Для получения документов надо пройти несколько кругов бюрократического ада. Разве это нормально? Разве их предки не воевали?

Бездумно разбазаривается время исследователей. Процесс получения и сдачи хотя бы одного архивного дела занимает 3 дня при личном присутствии исследователя. Предварительного заказа письменно или онлайн, нет. Поисковики едут с самых дальних мест России, потому что своей современной службы копирования-сканирования, хранения и пересылки образов в ЦАМО нет, даже оплата САМОСТОЯТЕЛЬНОГО копирования занимает неделю: заказать, дождаться квитанции, оплатить, подождать 3-4 дня, копировать.
Если это делается средствами ЦАМО то это занимает от 4 до 30 (!) дней.
Писать в Архивную службу МО бесполезно, потому что нынешние «Наставления по архивному делу в ВС РФ» в редакции Приказа МО РФ № 493 от 30 05 2009 по сути является вариацией правил прошлого века. Разве что отменили скандальные «тетрадки», куда только и можно было переписывать информацию, да и появилось самостоятельное копирование, выбитое в судебных боях самими исследователями.

Вот почему нужен Ваш приезд в Подольск и Гатчину. Архив Минобороны и его филиалы должны стать тем, чем он является по названию — крупнейшей и современнейшей системой военных архивов одного из наиболее мощных военных министерств мира.

С современным читальным залом.
Крепкими и лёгкими боксами для перевозки архивных документов.
Новыми аппаратами для микрофильмов.
Гладкими дорогами, клумбами, ухоженной территорией.
Быстрым и недорогим копированием средствами архива и бесплатным копированием средствами пользователей.
Современной службой копирования-сканирования, способной по запросу отправить в любую часть страны и мира сканированные документы.
Понятными и прозрачными правилами допуска.
Системой онлайн-заказа дел.
Небольшой (1-2 раза в неделю на 2-3 часа) школой исследователя, где архивисты и волонтёры объясняют основные правила работы с документами (и сотрудники и документы страдают от совершенно неподготовленных исследователей, которые не знают, как работать с документами, заказывают ненужное, в общем, тратят время и своё и сотрудников).
Защищенными и работающими в комфорте и нормальных условиях архивистами.
Клубом или конференц-центром, где можно было бы устраивать встречи для читателей, пользователей, делится секретами поиска, работы с документами в ЦАМО РФ.
С функционирующими как часы филиалами, — в Гатчине (Архив ВМФ), Санкт-Петербурге (Архив военно-медицинских документов), в последнем необходимо открыть читальный зал, которого там нет. (Это ошибка, читальный зал в Архиве военно-медицинских документов открыли ещё в 2018 году, — примечание Семёнов В.В.)

Время локальных «улучшений» в ЦАМО себя исчерпала. Ситуация дошла до грани!
Необходимо Ваше личное вмешательство для того, чтобы создать и осуществить программу развития военных архивов МО РФ и превратить их в лучшие военные архивы мира уже в 2020-2022 годах!

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ — БОРЬБА ЗА ПАМЯТЬ ПОМОРЬЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Ситуация в ГААО патовая: тут смешался и советский подход к архивному делу, и пассивность местной краеведческой общественности и дремучая некомпетентность директоров архива.

В архиве ВСЕ фонды метрических книг, ревизских сказок, окладных книг и газет признаны особо ценными документами (ОЦ) и сразу же — «документами, находящимися в плохом физическом состоянии» (ПФС-НФС). Как следствие, эти документы не выдаются в читальный зал в течение уже 17 (!!) лет. Архивы невыгодно было кардинально решить эту проблему, ведь, наиболее популярные генеалогические и краеведческие источники используются архивом с целью » латания дыр» в своём бюджете: архив «с радостью» сделает вам генеалогическое исследование за 25 000 — 30 000 за одну линию, при этом если частному исследователю вы всегда можете предъявить претензию, то ГААО это сделать проблематично. Заказы на исследование принимаются только один месяц в году — в декабре и если вы опоздали — ждите год.

Никакой реставрации, равно как и информации о том, в каком действительно состоянии находились данные фонды долгое время не было. Катастрофа гуманитарного достояния Поморья и просто неспособность руководства архива, а также руководства Архивного агентства по делам архивов Архангельской области изменить ситуацию десятилетиями привела к тому, что в 2014 году на ГААО подали в суд, который предписал Архиву до 2021 года открыть доступ ко всем закрытым фондам.

 ГЛАВА 1 : АРХИВ ПОД РУКОВОДСТВОМ ПИСАТЕЛЕЙ И МОЛОЧНИКОВ.

Борьба за фонды Архангельского архива началась ещё в 2012 году с того, что у меня случился заказ по Архангельской земле и…заказ пропал, потому что я не мог его осуществить, фонды-то закрыты. Однако ещё до меня с архивом столкнулись другие исследователи и журналисты:

Статья Георгия Рамазашвили 2011 года, когда я ещё не знал о существовании Архангельского архива. Оказывается директор Архангельского архива Ананьин был экспретом в известном деле Супруна. Естественно, «экспертировал» против него. По мнению Георгия Рамазашвили вот по какой причине:

http://www.nlobooks.ru/node/2922

Другим экспертом оказался директор Государственного архива Архангельской области В.К. Ананьин. В 1992 г. он окончил Вологодский молочный институт. С 2003-го Ананьин работал главным инженером Государственного архива Архангельской области, а в 2005-м его неожиданно назначили директором.
Перед Ананьиным профессор Супрун провинился тем, что не согласился с директорской методикой обучения будущих историков. Студенты, проходившие в архиве практику, жаловались на то, что их заставляют «перебирать пачки», вместо того чтобы позволить изучать документы. Понимая, что толку от такой «практики» мало, Супрун обратился к Ананьину с предложением: «Давайте оцифруем несколько фондов — в частности, фонд губернатора, затем полиции. Мы пришлем в архив студентов вместе с необходимой для оцифровки аппаратурой, но с условием, что университету предоставят копию диска». Предложение было продиктовано тем, что студенты не успевают поработать в читальном зале — архив закрывается как раз к тому времени, когда у них завершаются занятия. Речь шла о документах только XIX в., поэтому никаких сложностей с доступом к соответствующим фондам не должно было возникнуть.
Однако это не помешало Ананьину, когда на профессора завели дело, заявить следователям, что, дескать, Супрун хотел копировать фонд для переправки за рубеж.

 Рамазашвили не преувеличивал, вот трудовая биография бывшего директора ГААО В.К. Ананьина.

 

12.1983 – 08.2003 Главный инженер птицефабрики «Архангельская»
08.2003 – 12.2005 Главный инженер, начальник отдела материально–технического снабжения, эксплуатации и обслуживания зданий ОГУ «Государственный архив Архангельской области»
12.2005 – наст. вр. Директор ГБУАО «Государственный архив Архангельской области»

 
 

Ещё в 2012 году я направил письмо губернатору Архангельской области Игорю Анатольевичу Орлову, копия в Антимонопольный комитет по Архангельской области

Уважаемый Игорь Антонович,

Еще раз настоятельно прошу обратить Ваше личное, губернаторское внимание на то, что происходит в архивной сфере Архангельской области. К сожалению, моя просьба изложенная в предыдущем письме была проигнорирована и не смотря на то, что письмо подписано Вашим заместителем Костомаровым, потребовалось всего лишь несколько звонков, чтобы понять, что письмо готовил Архивный отдел Архангельской области, что и не удивительно, учитывая, сколько фактических ошибок они допустили.

Целью моего письма является показать какое безобразие происходит именно в архивной сфере Архангельской области, поэтому бессмысленно, чтобы в ответ на это письмо давали ответ сами «виновники».

Сначала о мелочи. «Исчерпывающая информация», которая мне была, якобы дана в архивной справке от 29.12.2011 – это всего лишь прейскурант, информация о ценах, в которой даже отсутствовало информация о том, что платный заказ на изготовление родословных в Государственном архиве Архангельской области (ГААО) можно делать только один месяц в году – в декабре.

Небольшая справка, на сегодняшний день ТОЛЬКО в Государственном архиве Архангельской области полностью закрыт доступ к столь массивным фондам как фонд метрик и ревизских сказок. Для признания нахождения фондов «в плохом физическом состоянии» необходимо решение комиссии, которое оформляется приказом директора архива.

Комиссия на основании предписаний и инструкций, выданных ВНИИДАД описывает причины, на основании чего фонд находится в «плохом физическом состоянии» и только после этого оформляется решение директора. Хотелось бы знать номер, дату, текст, а также состав комиссии, на основании которой директор ГААО принял решение о том, что фонд, якобы, находится в столь плохом состоянии, учитывая что этой ситуации уже 5-7 лет?

Есть серьёзные основании полагать, что фонд был закрыт для того, чтобы не допустить наплыв исследователей в читальный зал. По всей области приостановлены краеведческие и генеалогические исследования на 5-7 лет.

В настоящее время, я прошу под Вашим личным надзором создать комиссию, куда входили бы не только специалисты Управления по делам архивов по Архангельской области, с целью понять – в каком же все-таки состоянии находится народное достояние – ревизские сказки и метрики ГААО? Эта сфера совершенно непрозрачна, никто не знает, что реально происходит с этим огромным объемом исторических документов.

В окончании своего письма за подписью Костомарова указывается, что якобы « в настоящее время архивом ведётся работа по созданию фонда пользования данными документами». Однако, насколько я знаю, на 2012 года ГААО получил бюджет из которых никаких денег на создание какого-либо фонда пользования – не планируется. Еще раз и в последний раз сигнализирую – для контроля над тем, что происходит в ГААО необходимо создать комиссию при Губернаторе.

Надеюсь, эту проблему удастся решить на региональном уровне.

С уважением,

Историк-генеалог Семёнов Виталий Викторович

 Однако по письму, написанному мной к Губернатору мне прислали все копии решений и приказов архивного руководства, которая восстанавливали хронику закрытия документов от исследователей.

Стало понятно, что решение о закрытии доступа принималось всегда исключительно кулуарно, внешние специалисты никогда не приглашались. Начал практику закрытия фондов ещё прежний директор архива, Н.А.Шумилов, который, в отличие от Ананьина, был профессиональным историком. Господин Шумилов при этом, закрывая фонды и будучи директором архива, сам работал над книгой «Архангельский родословец» то есть Шумилов закрывал пользователям доступ к тому, что с удовольствием изучал сам.

ЧАСТЬ 2 ПРЕДЫСТОРИЯ КАТАСТРОФЫ

В июле 2001 года комиссия в составе Корнеевой О.И, Дорофеева В.Н. Хорова С.Б. Первухина Н.А. Хрушкой Л.Н. и Конюшевской Г.Ф собралась, чтобы утвердить «Протокол № 6 «Об отнесении ревизских сказок, духовных росписей, метрических книг и обывательских книг к особо ценным документам.В нём читаем:

О выявлении особо ценных уездных земских собраний и уездных земских управ Вологодской губернии доложила Первухина Н.А. зав. архивохранилищем. Фонды интересные, раскрывают деятельность земских управ и собраний(…) Особо ценных дел не выявила.

Дальше, в ходе выступлений всех упомянутых выше лиц, особо ценные дела в фондах уездных земских собраний не выявлены. Тут об отнесении «сказок, духовных росписей, метрических и обывательских книг фонда 29 «Архангельская духовная консистория» к категории особо ценных дел доложила О.И. Корнеева, что и было принято.

Совершенно неясно, по каким критерями , кроме критерия популярности дела, руководствовались участники собрания. Вывод прост — только критерием популярности этих документов у посетителей читального зала. Тут же идёт приписка:

«…рекомендовать администрации архива организовать работу по созданию страхового фонда и фонда пользования на особо ценные дела ф.29 «Архангельская духовная консистория».

Интересно, что комиссия работала «задним числом» чтобы легализовать уже сделанное: ещё за месяц до этого — 22 июня 2001 года приказом № 043 за подписью директора архива Н.А Шумилова доступ был закрыт. Сам Шумилов в это время спокойно работал над своей книжкой.

« В связи с плохим физическим состоянием метрических книг, духовных росписей , ревизских сказок, переписных листов переписей населения 1897 г и 1920 года (!!) ЗАПРЕТИТЬ ВРЕМЕННО ИХ ВЫДАЧУ ДО СОЗДАНИЯ НА НИХ СТРАХОВЫХ КОПИЙ И ФОНДА ПОЛЬЗОВАНИЯ.

И директор архива и члены комиссии, создавая эти документы, прекрасно знали: денег на создание фонда пользования ни у архива, ни у администрации Области нет и в ближайшее время не будет. Именно тогда — 22.06.2001 года сотни, если не тысячи архангельцев остались без знания своих корней и краеведения.

В конце документов пытались «подсластить пилюлю»:

Выдавать подлинники в читальный зал ГААО с разрешения директора в исключительных случаях, при подготовке научно-исследовательских работ, книг, монографий, касающихся известных лиц, уроженцев Архангельской области.

Что такое «исключительный случай» решал, понятное дело, директор архива.

В 2004 году приказом № 42 от 24.12.2004 Н.А. Шумилов запретил выдачу в читальный зал конечно же, особо ценных периодических изданий за 1830, 1838-1915-1945 годов из-за ПЛОХОГО ФИЗИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ДО СОЗДАНИЯ НА НИХ СТРАХОВЫХ КОПИЙ И ФОНДА ПОЛЬЗОВАНИЯ. Выдавать подлинники этих изданий в читальный зал архива с разрешения директора в исключительных случаях. Список изданий прилагается.

Это был и остаётся первый случай в истории России, когда из-за плохого физического состояния в читальный зал не выдают СОВЕТСКИЕ газеты.

В 2012 году Владимир Кириллович Ананьин приказом № 16 от 01.03. 2012 продлил действие приказа Шумилина до создания фонда пользования, никакого фонда пользования при этом реально не создавалось.
А где же фонд пользования? А счастье было так возможно — на приобретение микрографического оборудования предполагалось бюджетных ассигнований на сумму 6 241 000 рублей . Но программа оказалась не реализованной».
 Ответ антимонопольной службы Архангельской области
стр 2
Ответ Агенства по делам архивов Архангельской области
стр 2
стр 3
Ответ правового департамента Архангельской области
стр 2
стр 3
Приказ Шумилова о закрытии фондов 2001
Приказ Шумилова о закрытии фонда газет 2004
Протокол № 6 2001 год о закрытии
стр 2
Протокол № 2
Запрещенные к выдачи газеты
Приказ Ананьина
 ГЛАВА 3: 2013-2014 ГОД — БОРЬБА РАЗГОРАЕТСЯ.

Главным результатом первой части битвы за Архангельский архив стало то, что проблема стала гласной, и не смотря на то, что в Архангельске по прежнему не нашлось человека, который вступил бы в противостояние с руководством архивной сферы региона на местном уровне, такой исследователь нашёлся в соседней Вологде.

В 2013-2014 году вологодский исследователь Дмитрий Пшеницын несколько раз обращается в Прокуратуру региона с жалобой на Архив. Не смотря на то, что судебное решение не обязало Ананьина открыть фонды тут же, оно обязало это сделать к 2020 году (по другим сведениям — к 2021 году). Это, скорее, утешение. Главное достижение состояло в том, что проблема Архангельского архива перестала быть «местечковой», о ней стало известно за пределами региона.

Статья на странице Архангельского интернет-ресурс  «Историк назвал Архангельский архив худшим в России»

После процесса Пшеницына «Дело Архангельского архива» стало известно. Большую юридическую помощь стал оказывать юрист из Санкт-Петербурга Дмитрий Пославский, который подготовил новый запрос в Антимонопольную службу на основании того, что Архив зарабатывает деньги, создав себе монопольное право на доступ к документам.

Новая череда запросов, отправленная в Росархив, Министерство культуры и лично руководителю Агентства по делам архивов Архангельской области дала свой результат в виде двух ответов: ответа И.А.Репневского и ответа заместителя губернатора.

Если выделить главное, что есть в этих письмах, то можно понять, что в связи с внимание к проблеме доступа местное архивное руководство пребывает » в тонусе», т.е. хотя бы делает вид, что что-то делает. Это было бы невозможно без развёрнутой компании.

Так или иначе, действия руководства архива вызывает раздражение и среди самих региональных чиновников. По непроверенной информации то-ли Репневский, то ли Ананьин как-то пожаловались на то, что им не дают работать и постоянно приглашают в прокуратуру, на что, к своему удивлению, получили ворчливый отклик «А нечего было фонды закрывать«.

СОБЫТИЯ ПОСЛЕ 2014 ГОДА

После суда, который предписал архиву открыть доступ к закрытым фондам до 2021 года, произошло несколько событий. Директор архива В.К. Ананьин был уволен и скоро после этого умер. По слухам, ситуация вокруг Архива стала невозможной даже для него и он обратился через голову главы Архивного комитета региона Репневского к губернатору региона Игорю Орлову с просьбой помочь в решении ситуации.

Архиву были выделены деньги на проведение первичного ремонта в хранилищах, а также около 1 000 000 рублей на сканирование документов, исполнителем работ выступала корпорация «ЭЛАР», переговоры вёл хороший знакомый «Архивного дозора» А.В. Радченко, который летом 2019 года трагически умер.

Продолжая тему череды смертей надо сказать, что известный российский режиссёр, председатель комиссии Государственной Думы по культуре в последнем своём письме перед смертью (!) просил обратить внимание на ситуацию в ГААО

Копия решения суда 2014 года по Архангельскому архиву

Сообщество в «Контакте» посвящённое проблеме Архангельского архива

Последнее письмо (2019 год) о ситуации со сканированием в Архангельском архиве.

Последнее письмо Говорухина

Состояние дел в Архангельском архиве в 2019 году.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

Озабоченность решением губернатора Владимирской области В.В. Сипягина разогнать Архивный департамент администрации Владимирской области. Напоминание о проблеме здания для Владимирского архива.

«Архивный дозор» попросил Д.А. Медведева вспомнить его слова о новом здании для Владимирского архива к 1030-летнему юбилею города (11/1/2020)

The Archive Watch reminds Russian prime-minister Dmitri Medvedev his promise to build new house for Vladimir State Archive (Vladimir — is ancient Russian town (founded 990 a.c. 180 km east from Moscow)

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Межрегиональная общественная организация «Архивный дозор» создана историками, генеалогами, журналистами, юристами с целью повышения внимания к проблемам архивной сферы Российской Федерации, которая сегодня испытывает острую нехватку внимания,

В 2020 году древний Владимир отметит 1030 лет со дня своего основания.

К сожалению, мы, историки, встречаем эту дату с тревогой: новый 2020 год начался с печальной новости — решением губернатора Владимирской области В.В. Сипягина был расформирован Архивный комитет Администрации Владимирской области.

Удивительное решение, особенно если учесть, что дела в архивной сфере Владимирщины обстоят плохо: у владимирских архивистов нет самого главного — своего здания, такая важная научная организация как государственный архив долгое время работает в доме, совершенно неприспособленном для исследований, древние документы возятся с другого конца города, читальный зал крошечный.

Вы говорили о важности строительства нового, современного здания Государственного архива Владимирской области во время посещения древней Владимирской земли в 2011 году. Но с тех пор ситуация не изменилась.

Мы опасаемся, что после расформирования Архивного комитета тема здания для Владимирского архива будет снова надолго забыта!

Мы, представители МОО «Архивный дозор» очень просим Вас, Дмитрий Анатольевич, вспомнить своё обещание 2011 год и взять вопрос со строительством здания для Государственного архива Владимирской области под свой личный контроль.

АРХИВ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ — ДОЛГИЙ ВЫХОД ИЗ КОМЫ.

Сложно сказать, как именно Государственный архив Саратовской области к 2017 году оказался на стойком втором (после Архангельского) месте в списке худших архивов России.

Причины стоит искать ещё в поздней советской истории : тогда, в 70-х, архив пострадал от сильного пожара (тогда же пожар уничтожил часть фондов и Государственного архива Костромской области, вообще, в СССР архивы горели часто), затем, в конце 1970-х началось строительство нового хранилища, да так и не закончилось.

Недострой нового здания архива на улице Кутякова перекрывал дорогу поколениям саратовцев. Затем 1980-е, перестройка, и Саратов очутился в одной из самых глубоких в России экономических ям. Тут уж стало не до архива.

Государственный архив Саратовской области (ГАСО) владеет богатейшими фондами, вероятно, одними из наиболее интересных в Поволжье. Тут история и Украины, и Бессарабии и местных евреев, ну и конечно, богатейшие фонды по истории немцев Поволжья, всё это вызывало большой интерес исследователей, в том числе и коммерческий.

В 1990-х в Саратовском архиве процветал полулегальный бизнес с доступом к документам «для своих», в то время как «для других» они были наглухо и навсегда «в плохом физическом состоянии» (ПФС). Вот почему Саратовских архивистов так взбудоражила предпринимательская активность местного историка Игоря Плеве, который скопировал большое количество ревизских сказок, прежде всего, немецких, и за небольшую цену (и с намного лучшим сервисом, чем в самом архиве) продавал их желающим. Ещё задолго до эры судебных конфликтов 2010-х Саратовский архив уже судился с конкурентом.

К 2017 году ситуация дошла до «ручки»: исследователи занимали очередь в читальный зал в 5 утра (в том числе и зимой), с делами в плохом физическом состоянии был тотальный бардак, никто не понимал, какое дело где. Реставрация и не начиналась.

К счастью, здесь то, что ситуация дошла «до ручки» …помогло: в 2017 году местный начальник технического и хозяйственного обеспечения Алексей Полынин украл из архива 57 метрических книг. Метрики — сам по себе очень неликвидный продукт на чёрном антикварном рынке, а, к тому же, по нему и так ходит большое количество саратовских исторических дел, потому что в 1970-х годах в ГАСО не только был пожар, но и проводились масштабные «макулатурные» кампании, когда дела отправлялись «под нож» как не представляющие историческую ценность, к счастью, не все они были реально уничтожены и время от времени всплывают на онлайн-аукционах.

Ситуацию «нагрела» забавная ошибка пресс-секретаря ФСБ, которая, видимо, слабо представляла, что такое метрические книги и которая на всю страну заявила, что из архива было украдено книг на 1 200 000 000 (!!) рублей (реальная стоимость одной метрической книги на чёрном рынке — не больше 25 000 -30 000 рублей).

И вот летом 2017 года на таком общественном фоне, мной был запущен мощный пиар-удар по саратовским СМИ о «чёрном грибке» , который скоро совсем уничтожит всё наследие Саратовской земли. Местные СМИ удар поддержали, а затем его продолжили и федеральные СМИ. Действительно, грибок — грозный враг архивных документов и он свирепствует в саратовском архиве, но никакого отдельно «чёрного грибка» не существует.

Тогда же был запущен сбор подписей от известных саратовских уроженцев, письмо подписали Семён Августевич, (лидер местной еврейской общины) и Иван Янковский чей дед Олег Янковский долгое время работал в Саратове (здесь ему открыта мемориальная доска), собирался подписать и долго раскачивался Борис Громов (но так и не подписал).

Была уволена директор архива Соломатина, у архивной сферы региона наконец-то появился глава — на пост главного архивиста региона был назначен молодой и активный Павел Юрьевич Лелюхин, который умело встроился в пиар-кампанию за новое здание архива и сумел сыграть в нём позитивную роль, подготовив проектно-финансовое обоснование достройки саратовского архивного «недостроя», и, главное, направив деньги в нужное русло.

Назначение директором архива выходца из военных ВМФ Виктора Токарева было менее удачным, этот человек был далёк от архивного дела, и, кроме того, не имел большого опыта административной работы. В борьбе за «новое ГАСО» ставить можно было только на Лелюхина.

Новое здание ГАСО открыли в 2019 году. Это было первое здание архива в России, открытого во многом благодаря организованной общественной кампании. Исчезли очереди в читальный зал, но очень многие проблемы остались на месте : так и не наведён порядок с делами в плохом физическом состоянии (ПФС), не началась достойная ситуации реставрационная кампания, но, главное, во многом таким же осталось и отношение к исследователю.

По отзывам посетителей, каждый второй человек сталкивается с проблемами при работе в читальном зале ГАСО, качество ответов на запросы в ГАСО остаётся одним из самых низких, а цены — одними из самых высоких в России.

Павел Лелюхин не сидит на месте и «выбил» большое количество новых ставок для архивной сферы региона. Это сейчас важнее всего — архиву очень нужны новые кадры и новое отношение.

В программу действий «Архивного дозора» на первый квартал 2020 года заложен постоянный мониторинг ситуации в ГА Саратовской области (ГАСО)

Группа в «Контакте» посвящённая ГАСО
Последняя новость : 26 декабря 2019 года
Видео 2017 года о ситуации с Архивом Саратовской области
Встреча «Архивного дозора» с руководством Архивного комитета Саратовской области.

Встреча председателя МОО «Архивный дозор» Виталия Семёнова с руководителем Архивного комитета Саратовской области П.Ю.Лелюхиным состоялась 26 декабря 2019 года, были обсуждены проблемы ГА Саратовской области и других архивов региона. Было достигнуто понимание того, что копирование НСА архива является свободным и бесплатным, а также того, что в новых тарифах ГАСО необходимо отменить  плату в 140 рублей за перенос копий с одного носителя на другой, а по сути — доп.плату за пересылку заказанных клиентом копий по электронной почте.

С Павлом Юрьевичем Лелюхиным и заместителем директора ГАСО Галиной Васильевной Скорочкиной были обсуждены планы по усилению работы дезактивационной камеры, которая должна решить проблему бича архивного наследия Саратовщины — архивного грибка, который разрушает исторические документы.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ — КАК НЕ НАДО ПРОВОДИТЬ ОЦИФРОВКУ

Ростов — крупнейший город Юга России. Ростов — столица Донского края с богатейшей историей. Память Донского края хранится в Государственном архиве Ростовской области.
Но у архива Ростовской области нет достойного здания.
Здание архива Ростовской области старое,аварийное, у архива один вход вместе со входом в отделение полиции.

Ещё несколько лет назад тема нового здания Ростовского архива широко обсуждалась в прессе, однако после Чемпионата мира о ней ничего не слышно. Участок, выделенный для строительства архива, застроен. Архивный комитет Ростовской области делает вид, что планов постройки здания никогда и не существовало.

Уже несколько лет ростовчане и иногородние пользователи ограничены в праве работы в читальном зале архива, который работал в 2018-2019 годах всего лишь несколько месяцев году. В чём причина? Оцифровка. Точнее, оцифровка по специальному ростовскому методу «не приведи господи».

В «оправдание» сотням тысяч бюджетных рублей, потраченных на оцифровку ростовчане получили сайт- «пустышку» «Архивы Дона», которые пользователи сильно ругают. Научно-справочный аппарат на нём не представлен, документы сколь-либо значимых фондов не представлены — и это результат работы за два года?

В читальном зале ГАРО результаты многотысячных расходов можно видеть не нескольких дышащих на ладан компьютерах. Фотографировать описи нельзя, фотографировать с экрана компьютера также нельзя. Архивное руководство отмахивается от любых попыток общественного контроля траты бюджетных средств и обнародования планов своих работ.

В 2020 году Ростовская область отметит 100 летие архивной сферы региона. В квартальный план «Архивного дозора» отдельным пунктов включена задача широко поставить перед федеральными и региональными властями вопрос о «приведении в чувство» местного архивного руководства, возвращения темы нового здания для ГАРО и, в целом, возвращения архивного наследия Дона ростовчанам.

***

В нашем письме Губернатору Ростовской области, которое было отправлено 08 01 2020 приводятся основные проблемы, с которыми сталкиваются в ГА Ростовской области пользователи.

Уважаемый Василий Юрьевич!

МОО «Архивный дозор» — организация, которая объединяет историков, генеалогов, юристов, журналистов, объединённых неравнодушным отношением к архивному достоянию России и народов России в самой Российской Федерации и за её пределами.

Несколько лет назад мы с радостью узнали о том, что в Ростовской области планируется широкомасштабная оцифровка документов архивного фонда. Сегодня, когда подходит праздничная дата столетия архивной службы Дона, мы, к сожалению, вынуждены констатировать, что то, как проводится оцифровка в регионе стало отрицательным примером того, как не надо проводить этот сложный технический процесс.

Почему мы пришли к таким выводам:

  • На протяжении нескольких лет были жёстко ограничены права пользователей, два последних года читальный зал работал не более 3-4 месяцев в году.

    При этом процесс оцифровки НЕ предполагает полное закрытие фондов, которые подлежат оцифровке. Это не является обязательным требованием и в России есть ряд архивов, в которых выдача дел не прекращалась в момент оцифровки фонда. Однако в ГАРО предпочли ограничить права исследователей.

    В Государственном архиве Ростовской области оцифровывается хотя и очень большой, но всего лишь один фонд — фонд метрических книг (фонд 803 оп 2). Ещё раз отмечу : Россия знала и более масштабные оцифровки с менее катастрофическими последствиями для пользователей.

  • Кроме победных реляций на сайтах ГАРО и сайте «Архивы Дона» архивный комитет Ростовской области полностью отказывается от какого-либо объяснения своих действий перед общественностью. Что делается в настоящий момент? Каковы прогнозы, каковы результаты? Архивный комитет Ростовской области не отвечает на подобные вопросы (Прилагаем некоторые ответы руководства ГАРО).

  • Какой смысл в огромных финансовых затратах на оцифровку фондов, если в читальном зале ГАРО мы по прежнему сталкиваемся с 2-3 устаревшими компьютерами? С тем, что пользователь не может осуществить копирование описей (!) даже с экрана компьютера, а самих этих компьютеров? За место у компьютеров разворачивается настоящая борьба, запись идёт на 1-2 часа. Зачем тратить столько денег на оцифровку, если совершенно не продуман вопрос, где смотреть и где изучать результат работы?

  • Полностью отсутствует межведомственное взаимодействие и взаимодействие на уровне архив-город. Учитывая проблемы с площадями читального зала ГАРО был ли проработан момент закупки и установки удалённых рабочих мест в библиотеках города, где пользователи могли бы изучить сканированные материалы или ознакомится с научно-справочным аппаратом (НСА) архива.

  • К столетию архивной службы наверняка будет громко представлен сайт «Архивы Дона». Этот сайт абсолютно бесполезен в настоящий момент — на нём недоступен не научно-справочный аппарат (НСА) архива, ни сколь-нибудь значимые фонды. Учитывая нулевой уровень коммуникации между архивом и пользователями, спросило ли архивное руководство о том, насколько удобен и функционален сайт? Насколько удобно им пользоваться? Нет, не спросил. Такая работа не проводится.

  • В архивах России, где к процессу оцифровки подошли более осмысленно, в первую очередь стали размещать на своих сайтах образы описей (НСА) . Да, это не так удобно, как индексированные названия дел, однако, с другой стороны, это даёт возможность пользователю лучше подготовится к визиту в архив. В ГАРО такая работа не была проведена: была сделана ставка на индексацию (перевод в текст названий дел из описи), в результате сейчас, в юбилейный год, не сделано ни одно, ни другое. НСА полностью недоступно для пользователей удалённо.

  • На фоне оцифровки и администрацией и руководством архива совершенно забыт жизненно важный вопрос — о новом здании для ГАРО. Сейчас руководство архива переносит этот вопрос в ведомство другого регионального министерства (копия приложена), которое также бездействует.

    Конечно, строительство здания слишком крупный вопрос и Архивный комитет тут не справится один, мало того, требуется помощь не только региона, но и федеральная помощь. Но что делается в настоящий момент по этому вопрос?

Мы были бы рады, если бы Вы, Василий Юрьевич, смогли бы учесть наши замечания и смогли бы ответить на поставленные в этом письме вопросы.

29 02 2020 Как прошла встреча с руководителем архивной сферы Дона.

К архивному руководству Ростовской области накопилось много претензий: заявленная в праздничной атмосфере автоматизированная-информационная система (АИС) «Донские архивы» за два года успела вызвать аллергию и ярость местных и иногородних исследователей по нескольким причинам: работа по оцифровке всего лишь одного фонда метрических книг полностью заблокировала работу читального зала Госархива Ростовской области, который оказался недоступен для исследователей, логика работы работы и пополнения АИС пользователи называют в лучшем случае «непонятной», а в худшем «дурацкой». Много говорят и об проблеме недостачи компьютеров в читальном зале, о запрете копирования научно-справочного аппарата в читальном зале. И, конечно, всех волнует проблема нового здания для государственного архива.

Все эти проблемы обсудили на личной встрече председатель «Архивного дозора» Семёнов Виталий и руководитель Архивного комитета Ростовской области Виталий Захаров.

Вот краткое резюме по основным темам (обратите внимание, это не прямая речь, а подведение итогов, переложенное своими словами):

Закрытие читального зала ГАРО на оцифровку: Виталий Захаров — Я чётко договорился с руководством ГАРО, что закрытий больше не будет.

Недостаток компьютеров в читальном зале: Когда вы приедете в следующий раз? Точно могу сказать, что к осени мы эту проблему решим, также мы решим проблему и разрешим свободно копирование НСА и с свободное копирование с экрана компьютера.

Странная работа и формирование базы «Донские архивы»: Действительно,мы, возможно, заигрались в то, чтобы эта база была удобна именно для межведомственного взаимодействиям. Ведь, сегодня с помощью неё многое, например, получение справки для формирования пенсии можно делать не вставая со своего кресла. Это предмет нашей гордости. Что касается удобства для рядовых пользователей, да, с этим есть проблемы.

Вы отмечаете то, что сегодня в Ростове нет площадки для общения пользователей и архивистов. Мы планировали такой площадкой Коршиковские чтения, которые проходят на базе Ростовской научной библиотеки, но такого общения не случилось.

Комментарий пользователя ГАРО: Если руководство архивной сферы хотело сделать Коршиковские чтения площадкой общения пользователей и архивистов, то это совершенно идиотская идея. Коршиковские чтения — совершенно мертворождённые, постоянно стремящиеся к какому-то ненужному академизму, мероприятие, на котором даже по мизансцене все сидят и слушают одного. Там нет ни круглых столов, ни формы вопросов-ответов, такая форма и для пользователей и для архивистов тут совершенно нова и, скажем прямо, и первые и вторые её боятся.

Проблема нового здания для Ростовского архива: Здание «слили». Участок уже застроили другим зданием, пока выясняли, что та этажность, которая была запланирована, зданию не нужна.

Сегодня у меня лично нет административного ресурса для того, чтобы на это повлиять, тут нужен совершенно другой административный вес. Новое здание архива планируется в так называемом «правительственном квартале» Ростова, но проблема в том, что решение о том, будет ли сам «правительственный квартал» также ещё не принято.